Обо мне Услуги Правила приема Отзывы Сми обо мне Видео Тренинги Контакты

Виктор Александровский: «Битва экстрасенсов» – это школа выживания.

Виктор Александровский: «Битва экстрасенсов» – это школа выживания.Экстрасенс и целитель Виктор Александровский стал серебряным призером 8-й Международной битвы экстрасенсов, прошедшей в Киеве. Уступил алматинец только коренной украинке Алене Куриловой. Среди участников 8-го сезона были экстрасенсы из США, Канады, Австралии, Грузии, Болгарии, Азербайджана, Перу, Бенина, Гвинеи, Армении, России и Украины. Найти Виктора организаторам помог великий и могучий интернет.

 

– Раздался как-то звонок: «Здравствуйте, вас беспокоят с «Битвы экстрасенсов», – рассказывает Виктор. – Сначала я подумал, что это разводка. Но потом пришло официальное приглашение, билеты, словом, все чин-чинарем. И я согласился.

 

– И вы сразу попали в тиски?

– Да уж! Я до этого ни разу не смотрел «Битву» и не знал, чего ожидать. Первая сложность – ты не знаешь, какое будет задание. Организаторы говорят: «Выезд завтра в 9 часов утра». Утром приезжает автобус, и все мы едем куда глаза глядят. Кто сильнее – готовится заранее. Я всегда старался посмотреть вперед. Приезжаешь, а условия – далеко не сахар. Например, испытание «Знакомство» – спарринг экстрасенсов – снимали 14 часов, а на улице было 22 градуса мороза.

 

– Какие еще сложности подстерегали вас?

– Поначалу я «прокалывался» на испытаниях типа «Живая-неживая энергия», или, как мы их еще называли, «Угадашки». В коробках лежало кто-то или что-то, и нужно было определить – предмет это или живое существо. На семь коробок давали пять минут. Это просто нереально, и потом, я мало практиковал работу с предметами. Мой конек – работа с людьми, с их реальными проблемами. Но в процессе «Битвы» у меня выработался и этот навык, чем я очень доволен. Я еще раз уяснил для себя, что фраза «Слушайте свою интуицию» работает безотказно.

 

– Наверняка были испытания, которыми вы гордитесь.

– Их было довольно много. Например, «Таракан». За стеной должны были убить какое- то живое существо (им оказался таракан), а экстрасенсам следовало определить время смерти и остановить секундомер точно в этот момент. Я опоздал всего на одну секунду и сказал, что это было нечто, похожее на гильотину. К слову, моя конкурентка опоздала более чем на 20 секунд. Горжусь я и испытанием «Газовая камера». Нужно было открыть кодовый замок в газовой камере. Я это сделал быстрее всех, сразу увидел три цифры, а в четвертой сомневался: либо шесть, либо ноль. Оказалось – шесть! Отлично прошло испытание с Отаром Кушанашвили и с уличным музыкантом. Сидит дядька бомжеватого вида, играет на гитаре… Попробуй-ка, расскажи о нем! Я ему сказал: «Не верю, что вы бедный человек. Вы живете в Москве, в доме. Недавно вы избежали несчастья. Мальчика убило кирпичом, а вы прошли чуть в стороне и поэтому избежали смерти». Так оно и оказалось. Вовсе он не был бедняком.

 

– Самые сложные испытания в моральном плане?

– Связанные с убийствами людей. И еще в Каменец-Подольске мы столкнулись с полтергейстом. Вместе с Аленой Куриловой я чистил эту квартиру. Имеются даже снимки этого полтергейста.

На испытании с пожарными машинами я ругался на чем свет стоит. Нужно было стоять в кругу огня, а это, как оказалось, очень страшно, даже если ты знаешь, что рядом люди, которые могут тебе помочь.

 

– Что-то испытания какие-то мрачные… Неужели на съемках не было места веселью?

– Почему же, были! Самыми светлыми были испытания, связанные с детьми. Они давали нам задания. Например, я захожу в павильон, на меня наезжает радиоуправляемая машинка, и нужно определить, кто из ребят ею управляет и рассказать о нем. Ну а где детвора – там и веселье.

 

– Проекты такого рода – это, как правило, школа выживания.

– Так и есть. Особенно выматывало ожидание. В начале проекта в нем участвовали тринадцать экстрасенсов. Даже если каждому уделить всего по полчаса, это изрядно затягивало съемки. Да еще меня почти сразу перевели в категорию «тяжелой артиллерии», и я выходил в конце. Еще, будучи от природы человеком темпераментным, я не люблю ждать и нервничал. Но, с другой стороны, было время подготовиться. Вообще же полгода вдали от дома, от близких и друзей – это морально тяжело.

 

– Ну а слава на вас налетела? Ведь «Битву» смотрела вся Украина.

– Да, меня постоянно узнавали на улицах. Это было немного непривычно – оказаться в статусе телезвезды. Реагировали люди по-разному. Ехал я как-то в троллейбусе, контролерша подходит, сияя как начищенный пятак: «Ваша остановка, приготовьтесь, пожалуйста! А мы вас смотрели! Вы нам так нравитесь!». А одна женщина схватила меня в магазине за локоть и как гаркнет: «А вот вы хде, хде-то я вас бачила… Ну-ка кажите мине быстро, от чего пиет мой сыночка?» (Смеется.)

 

– Как проводился отсев участников?

– Этот момент, на мой взгляд, несправедлив. В финале должен был быть Денис Шевченко, а его там не было. Это в самом деле блестящий экстрасенс, способный видеть детально. Только судьи кто? В жюри восседали два иностранца: обладающий паранормальными способностями Ури Геллер и танцор Франциско Гомес. Ладно, Ури Геллер… Но танцор тут при чем? Это все равно что я пойду сейчас судить конкурс имени Чайковского. Судейство сводилось к банальному «нравится – не нравится». Но ведь каждый экстрасенс индивидуален! Мне кажется, это было не очень объективно. К тому же процесс перехода из этапа в этап решало только жюри, зрители не голосовали. Зато когда в финале началось голосование, возник парадокс: «Битва экстрасенсов» – проект международный, а голосовать имела право только Украина. В итоге победительницей стала Алена Курилова.

 

– Скажите, что вам дало участие в «Битве экстрасенсов»?

– Это стало испытанием в первую очередь для меня самого, и я считаю, что проверку я прошел. Да и имидж приобрел весьма неплохой. У меня завязались очень теплые отношения со многими ребятами, особенно из съемочной группы, которые видели, как я работаю на площадке. И я просто доволен! «Битва экстрасенсов» похожа на конкурс вокалистов: спою или не спою. Я – спел!